Архитектурное ожерелье Мстиславля

Алексей СЕРЕБРЯКОВ, фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА

Этот райцентр востока Белоруссии неспроста иногда называют белорусским Суздалем. В XXI веке гостю населенного пункта обязательно покажется, что не старина ютится среди современных зданий, а, наоборот, новомодные дома – лишь гости на улицах старого Мстиславля. Действительно, частота, с которой жемчужины архитектурного ожерелья города попадаются на глаза страннику, удивляет. Мстиславль наверняка понравится как любителям провинциальных пейзажей-пасторалей, так и поклонникам интересного зодчества. Если вам ненароком захочется проверить слова автора, воспользуйтесь составленным мною планом, включающим лучшие места города.

Девичья гора

Если въехать в Мстиславль с северо-востока, где город затрагивает река Вихра, то в самом начале улицы Пролетарской, по правую руку, вы увидите возвышенность, причем явно рукотворную. Поросшая редкими деревьями, утыканная столбами электропроводки, приютившая на своих склонах частные дома, Девичья гора не обрела буднично-унылый вид. Не только гид, но и любой местный расскажет вам, что виновник ее появления – не ландшафт, а наша история. Землю, для того чтобы насыпать холм, наносили в передниках женщины Мстиславля, лишь бы только создать место, где можно было бы отсидеться со своими мужьями-воинами от наступающего врага. Легенда хороша для туристов, но… не выдерживает никакой критики: еще в XIX столетии археологи отыскали здесь поселение дославянской народности – ровесника Александра Македонского, а может, и постарше. Древние люди лишь бы где не селились – только на горах, да чтоб у реки (благо Вихра рядом), специально насыпать холм им было ни к чему – их и так хватает. Но легенда живет – почему нет?

Зато второе известие о Девичьей будет более правдоподобным, хотя о нем в наши дни счастливо забыли: со склонов горы, посыпав их толченым мелом, летом катались местные магнаты – князья Острожские. Причем делали это, подражая князю Радзивиллу, не жалевшему на подобную забаву соли, очень дорогого в XVIII веке продукта. А чтобы Острожских никто не смог уличить в скупости (белый продукт в таких количествах был для них недоступен, а шляхетский гонор уступать Радзивиллам не позволял) на соседней – Панивойской – горе были построены места для зрителей. Мол, смотрите, а подходить (чтобы проверить – соль или нет?) ближе не надо – зачем обижать недоверием, для вас специально и скамьи сделаны!

Коллегиум иезуитского монастыря XVIII века

Оставив Девичью гору за спиной, лучше всего проехать по Пролетарской и свернуть на третьем перекрестке направо – на улицу Юрченко. Слева откроется вид на коллегиум иезуитского монастыря постройки 1745–1750 годов (невдалеке – часовня, служебные здания, аптека иезуитов). Не потерявшее величия белоснежное трехэтажное здание с полубашней, увенчанное черепичной крышей, ныне музей. В его «нулевом» этаже – ресторан «Монастырский погребок», прохладные стены которого помнят емкости с вином и медом, выносимые именитым гостям Мстиславля. Кому? Например, Екатерине II, ехавшей через город в свое южное турне – обозреть новопокоренный Крым. Стены коллегиума хранят память о великолепной, более чем пышной встрече российской императрицы: на голову царицы два ангелоподобных подростка с бутафорскими крыльями за спиной, спущенные с крыши на веревках, надели лавровый венок – знак военной победы. Такой оригинальный вид отличия (и способ его преподнесения) местные иезуиты догадались сделать первыми – и очень угодили властительнице. Комплименты же, рассыпанные ими в приветственном слове, так отмечали внешнюю молодость перешагнувшей зрелые годы императрицы, что она рассказала своему другу по переписке Вольтеру: «Речи монахов-латынян – не то что местный мед, уж который день не могут выветриться у меня из головы». Довольная встречей, Като (как звал ее философ-француз) на радостях подарила сопровождавшему ее Потемкину первый же попавшийся на пути крупный город – Кричев. Походите по коридорам иезуитского монастыря – в отзвуках эха до сих пор слышатся голоса царицы и ее одноглазого Самсона.

Замковая гора

Продолжив путь по Юрченко, гость города вскоре упрется в тропинку, бегущую к главному символу Мстиславля – огромному природному холму. Тут уж не до легенд – военное прошлое Замковой горы не скрыть и всемогущему времени: причем люди прошлого сделали все, чтобы улучшить фортификационные качества высоты. Рвы, которые опоясывают гору, делают подъем по ней еще более сложным – автор, 27-летний парень, взошел на вершину, все же изрядно запыхавшись. Представьте, каково было делать это увешанному амуницией врагу?! А повоевала Замковая гора изрядно. Но получилось ее взять лишь однажды: князь Трубецкой в ходе русско-польской вой­ны (1654–1667) только четвертым штурмом захватил стоявший на ее вершине деревянный замок. Это была самая тяжелая победа в биографии полководца царя Алексея Михайловича, обычно бравшего укреп­ления татар, литовцев и поляков, шведов с первого раза.

Кармелитский храм XVII века

Тут же, у рва Замковой горы, примостился белоснежный, недавно отреставрированный храм. Правда, внутри он опутан сетью лесов, но признакам былого величия никак не спрятаться за временными преградами: со стен на посетителей смотрят полустертые, но различимые лики магнатов – попечителей стройки храма, сцены избиения мстиславцев воинами Трубецкого. По-прежнему шалят на лепных карнизах ажурные ангелы. Пускай часть храма замурована, а прихожанам оставлена лишь бывшая кладовая, большая доля строения открыта для любопытных: можно спуститься в подземелье, а также пройтись по узким лестницам наверх – в башни костела. В одной из них на исходе 1943 года засел немецкий корректировщик артогня, и для того чтобы выкурить врага сверху, не разворотив снарядами красивое здание, был послан снайпер-тунгус Намоконов. Стрелок-ас, всю войну прошедший с обыкновенной винтовкой без оптического прицела, поразивший более 450 врагов, сделал свое дело с одного выстрела, сохранив красоту божьего дома. Не каждый, придя с востока в Мстиславль с оружием в руках, нес зло.

Служебные здания XIX века, Троицкая церковь XVIII столетия, пожарная каланча и училище Мстиславского уезда

Выйдя из храма и пройдя по ул.Кирова, остановитесь на первом перекрестке – вы окажетесь меж двумя домами имперского Мстиславля: земской управой (слева) и дворянским собранием (справа). Оба, прекрасно сохранившиеся, даже оставили за собой свой традиционный цвет – розово-красный. Эти здания в стиле классицизма должны были покорять простого смертного – крестьянина, мещанина или купца – своим видом, подавлять его, показывая, что тут – обиталище власти и закона. Но… и не быть слишком затратными: два этажа, не больше. Дворянское собрание было не только местом для диспутов: в торце умещалась гостиница класса «люкс» «Париж». Также в Мстиславле были гостиницы «Лондон» (здание сохранилось), «Берлин» и «Орел». Тут же, на перекрестке Кирова и Ленинской – Троицкая церковь XVIII века, часть здания которой отдана под хозстроение. От культового места осталось лишь строение-башня нелепого красного цвета. Даже местные жители, свыкнувшись с неблаголепием постройки, забыли, что тут когда-то велись службы.

Сворачивая налево, с Кирова на Ленинскую, вы легко заметите вдали высокое и узкое здание, господствующее над городом: это пожарная каланча начала XX века. А вот на здание уездного училища синего цвета постройки 1900-х годов, что на втором перекрестке Ленинской улицы, стоит взглянуть повнимательнее: тут на пути из Самары в Гродно, на место своего нового губернаторства, останавливался Петр Столыпин. По рассказу будущего премьер-министра и реформатора жене Ольге, тут ему на ногу наступил не в меру расшалившийся школяр. Не извинившись, малыш понесся по коридору дальше, но был, к своему страху, настигнут легким на ногу гостем и препровожден к директору. Последний едва не умер от страха: проспать визит гродненского губернатора – да еще и с отдавленной ногой! Но российский премьер со свойственной ему иронией лишь поблагодарил бедолагу за физическое воспитание его учеников: мол, догнать мальца было очень непросто.

Церковь Святого Александра Невского XIX века, торговые ряды конца XIX – начала XX веков

Достигнув перекрестка Ленинской и Пролетарской улиц, сразу увидишь бело-зеленый храм в честь Александра Невского.

По некоторым сведениям, эта церковь в 1870 году была перестроена из сгоревшего в 1858-м бернардинского костела. Другие и утверждают, что в 1870 году православный храм был выстроен заново на фундаментах католического. За апсидой этой церкви (ближе к перекрестку, внутри церковной ограды) во время Второй мировой войны были похоронены фашисты. Со старых фото краеведческого музея города смотрят многочисленные кресты над их могилами. Они не сохранились, но останки солдат, вероятно, перезахоронены не были. Тень Александра Невского, витая в стенах церкви, продолжает возвышаться над поверженным врагом с запада, которого он не щадил и при своей жизни на Чудском озере более 800 лет назад. Интересные совпадения, правда?

За храмом – торговые ряды, в которых обосновались современные магазины. Белые приземистые строения стоят на месте рынка, работавшего до XIX века со Средневековья. Мстиславль, кстати, жил древними купеческими традициями: подтверждает это хотя бы тот факт, что аж до Первой мировой по Присожью, Смоленщине, Псковщине ходили особые виды мер: мстиславский пуд и фунт, мстиславские локоть и сажень, мстиславская бочка. Археологи, судя по записям в местном музее, докопались до арабских монет и оружия с Кавказа – откуда только ни привозили товары на рынок в центре Мстиславля!

Жилые (поныне!) деревянные дома конца XIX века, лямус (склад) начала XX столетия и ворота Тупичевского монастыря XVII века

Продолжив путь по Ленинской, гости скоро достигнут пересечения ее с улицей Карла Маркса. Здесь придется немного подивиться: один за другим стоит несколько деревянных домов конца позапрошлого века, причем в них живут мстиславцы! Автор не удержался и побеседовал с пожилыми горожанами. А те, оказывается, привыкли к своим жилищам: отопление печное; вода, удобства – на улице, а им все нипочем. Порой дети, внуки, роясь во дворе, откапывают то пуговицу путейца-железнодорожника XIX века, то памятный жетон «Съ 300-летнiм юбилеемъ царствующего дома Романовыхъ», то серебряный полуимпериал.

Тут же примостился лямус мстиславцев прошлого: подслеповатый домик из потемневшей от времени сосны давно вписался в местный пейзаж – и о сносе за ненадобностью не может быть и речи. Старина! В щели между его бревнами в 1970-х нашли несколько монет и полуистлевшую любовную записку дореволюционных лет.

Свернув направо с Ленинской на Маркса и проехав до упора, путешественник уткнется в облупленные бело-красные кирпичи бывшего Тупичевского монастыря. Самого монастыря давно уж нет, но ворота помнят визит Екатерины II и ее более великого предка – Петра I. Царь, отражая нашествия шведов, молился тут 15 августа 1708 года, слушал Литургию, читал «Апостол» перед чудотворной иконой Тупичевской Богоматери. А уже через две недели Бог услышал его молитвы и подарил победу на реке Черной Натопе – первую полевую победу над Карлом XII в той войне. Это место Петр отметил закладкой деревни Доброй (в благодарность за добрый знак свыше). Потом, на радостях, вернулся в город – и подписал монастырю охранную грамоту со множеством льгот местным православным монахам.

Каждый камень здесь дышит прошлым – найдите время для посещения Мстиславля, и очарование его архитектурного ожерелья навсегда останется с вами!

: Газета «Туризм и отдых»

18 октября 2012